Эмигрантка, близкая кругу заговорщиков, готовивших покушение на Гитлера, мемуаристка. 23 года. В последние месяцы войны будет работать медсестрой в Вене. В 1946 году выйдет замуж за американского офицера-разведчика. За полтора года до смерти посетит Ленинград как туристка.
другие дневники: Париж, Шартр, Прованс
Берлинский дневник
зима—весна 1940, лето 1940—лето 1941

Мария
Васильчикова

Ольга Пюклер, Татьяна и я тихо встретили Новый год в их замке Фридланд. Мы зажгли ёлку и гадали, выливая расплавленный воск и свинец в чашу с водой. Вот-вот ожидаем Мама и Джорджи из Литвы. Они повторно сообщали, что приезжают. В полночь зазвенели все колокола деревни. Мы высунулись из окон и слушали: первый Новый год этой новой мировой войны.
1 января 1940
В Британии вводят карточки на масло, сахар и бекон.
В Москве норма жилплощади приблизилась к 4 кв. м. на человека.
Мы выехали в Берлин с одиннадцатью местами багажа, включая граммофон. Отправились в путь в пять утра. Стояла полная темнота. Управляющий имением отвёз нас в Оппельн. Ольга Пюклер дала нам взаймы денег на три недели; за это время мы должны найти работу. Татьяна написала Джейку Биму, одному из молодых людей, служащих в американском посольстве, с которыми она познакомилась весной этого года; не исключено, что там пригодится наш опыт работы в британском представительстве в Каунасе.
3 января
Поезд был переполнен,
и мы простояли
в коридоре.
К счастью, двое солдат помогли нам погрузить багаж, иначе мы ни за что не втиснулись бы. Мы прибыли в Берлин с опозданием на три часа. Квартира очень большая, но Ольга попросила нас обойтись без прислуги, опасаясь за ценные вещи, и поэтому мы пользуемся только одной спальней, ванной и кухней. Всё остальное стоит в чехлах.
Одевшись, мы осторожно спустились во тьму и, к счастью, нашли на Курфюрстендам такси, на котором и поехали на бал в чилийское посольство возле Тиргартена. Принимал нас посол Морла, который был послом в Мадриде, когда началась гражданская война.
6 января
Бал был чудесный,
совсем как
в предвоенные годы.
Среди новых знакомых были сёстры Вельчек, обе очень красивые и изумительно одетые. Их отец был последним германским послом в Париже. Присутствовал также их брат Ханзи с прелестной невестой Зиги фон Лаферт и ещё много друзей, в том числе наш дальний родственник Ронни Клари, который очень хорош собой; он только что окончил Лувенский университет и прекрасно говорит по-английски — что было для меня большим облегчением, так как мой немецкий пока ещё не на высоте. Большая часть присутствовавших молодых людей — курсанты Крампница, офицерского броневого училища под Берлином. Мы сто лет не танцевали и вернулись домой в пять утра, набившись всей компанией в машину Картье, бельгийского дипломата, который дружен с Вельчеками.
Image: Rolf Mahrenholz (Photo by Rolf Mahrenholz / ullstein bild via Getty Images)
Зигрид фон Лафферт, предполагаемая любовница Гитлера в 1934—1935 гг
Днём в американском посольстве у нас была встреча с консулом. Он был дружелюбен и сразу же подверг нас испытанию. Нас усадили за пишущие машинки, вручили нам стенографические блокноты, и консул стал диктовать в таком темпе и с таким сильным американским акцентом, что мы не всё понимали; и что совсем плохо, напечатанные нами два варианта письма, которое он диктовал, оказались не одинаковыми. Он сказал, что позвонит, как только появятся вакансии. Однако мы не можем долго ждать, и если подвернётся что-нибудь другое, нам придется согласиться. Значительная часть международного бизнеса свернута, и нет больше фирм, которые нуждались бы в секретаршах со знанием французского или английского языков.
8 января
Улицы Берлина в 1939 году
На рассвете появились Мама и Джорджи. В Литве, которая постепенно советизируется, им пришлось пережить много волнительного. Им всем давно следовало уехать. Но Папá пока остался; у него намечена крупная сделка.
13 января
В сентябре-октябре 1939 года СССР заключил «договоры о взаимопомощи» с Эстонией, Литвой и Латвией. Почти сразу же после подписания договоров начались переговоры о базировании советских войск на территории Прибалтики. В странах Балтии эти события считаются преддверием советской оккупации.
Работы у нас всё ещё нет, финансовое положение катастрофическое. Здесь очень холодно, есть нечего, политическая ситуация более чем шаткая. Теперь Берлин — город холостяков, здесь одни наши сверстники, которые либо служат в вооруженных силах, либо весь день работают в учреждениях, а вечера проводят в ночных клубах.
14 января
Новый правительственный указ: ванна только по субботам и воскресеньям. Это порядочный удар: в большом городе на удивление быстро делаешься грязной, и потом это был один из немногих способов согреться.
15 января
Из удовольствий в Париже: покупка свежих цветов, походы в церковь, приём гостей, покупка чулков и мыла, обновление корсета (из дневника Зинаиды Гиппиус). В Берлине: покупка шляпок, прогулка по ресторанам, выезд на природу, приём ванны. В СССР: редкие книги, пластинки, удачно пойманные продукты или одежда, ненадолго появившиеся в продаже.
У Джорджи огромный аппетит, а наши продовольственные запасы — мы привезли масло и колбасу из Фридланда — быстро тают. Это еще один довод в пользу того, чтобы они ехали в Рим. Здесь Джорджи очень скоро начнет страдать от недоедания, а Италия пока в войне не участвует, и там нет продовольственных карточек.
18 января
Татьяна познакомилась с человеком, который предложил ей работу в подразделении немецкого Министерства иностранных дел. Им нужны люди с хорошим знанием французского. Большинство наших друзей не советуют идти работать в американское посольство, так как, будучи иностранцами, мы уже находимся под бдительным оком Гестапо. Учитывая дружбу Германии с Советским Союзом, плохо и то, что мы «белые» русские. Более того, мы обе работали в британском представительстве. На днях меня представили госпоже фон Дирксен, одной из здешних высокопоставленных дам. Она потрепала меня по волосам — что меня возмутило — и спросила, какие мы русские: «белые» или «красные», ибо в последнем случае «вы наши враги», — довольно неожиданное высказывание, если учесть, в каких приятельских отношениях сейчас Германия с Советской Россией!
27 января
Hitler's Women http://worldwartwo.filminspector.com/2015/12/hitlers-women.html
Виктория фон Дирксен, горячая сторонница Гитлера, мачеха Герберта фон Дирксена, посла Германии в СССР и Британии в 20—30-е гг
Сегодня мы обе приступили к работе: я в ДД, а Татьяна в Министерстве иностранных дел, более известном как АА [Auswärtiges Amt]. В моём учреждении никому, кажется, не ясно, кто наш главный босс, так как командуют все и одновременно. Хотя говорят, что последнее слово принадлежит министру пропаганды рейха д-ру Йозефу Геббельсу. Мы получаем каждая по 300 марок; 110 вычитается в виде налогов, так что остаётся 190, на которые и надо жить. Что ж, придётся.
29 января
Вечером был большой коктейль у бразильцев. Посол живет недалеко за городом. Мне не понравилось, что у него над граммофоном висит красивая русская икона. Эта страсть иностранцев к иконам и манера развешивать их где угодно нас, православных, порядочно шокирует. Я ушла рано и по дороге домой заблудилась.
2 марта
В начале марта в Германии объявлен сбор металлолома, аккумуляторов и переплавка колоколов на нужды армии. 11 марта завершится война СССР и Финляндии, начавшаяся 30.11.1939.
На чай приходила Елена Бирон, а также Карл-Фридрих Пюклер, наш домохозяин во Фридланде, да и здесь. Он, как всегда, настроен оптимистически и считает, что война кончится к Троице. Хотя он добр к нам и не глуп, мне с ним всегда как-то неуютно. Позже мы зашли к нашей соседке Aгe Фюрстенберг, у которой рекой лилось шампанское.
16 марта
Карл Фридрих фон Пюклер-Бургхаус — группенфюрер СС и генерал-лейтенант Ваффен-СС. Застрелится в апреле 1945 г.
Была свободна целый день. Ездили с Татьяной в Потсдам. Погода чудесная. Я ни разу там раньше не бывала — прелестный гарнизонный городок, полный очарования, которого Берлин совершенно лишён. Вернулись в Берлин к началу концерта русских белых «черноморских» казаков. Огромный успех. Немцы такое любят.
25 марта
Ужин в ресторане «Рома» с друзьями. Итальянские рестораны сейчас популярны: в них подаются питательные макаронные блюда, на которые не требуются продовольственные карточки.
31 марта
Мой выходной. Ходила по магазинам. «Ходить по магазинам» теперь означает покупать продовольствие. Все продаётся по карточкам, и на это уходит много времени, так как в большинстве магазинов длинные очереди. Вечером ужинали с Татьяной у Ханса фон Флотова. Как владелец фабрики, работающей на оборону, Ханс ещё не призван.
1 апреля
Берлин, 1940
Фото: Hanns Hubmann / ullstein bild Dtl.
Ежедневно мы получаем записанные слово в слово тексты последних известий Би-Би-Си и других иностранных радиопередач. Все они с грифом streng geheim [совершенно секретно], причём цвет бумаги определяется степенью «секретности», самый секретный — розовый. Читать это весьма интересно. В Германии никому не полагается знать о происходящих в мире событиях помимо того, что сообщается в ежедневных газетах, а это немного. Наш коллега из Министерства иностранных дел появился после обеда бледный от страха. Он забыл один из этих томиков в ресторане. Это серьёзнейшее преступление, и ему уже видится смертная казнь — посредством секиры (последнее изобретение наших правителей!). Он умчался в министерство «сознаваться».
4 апреля
С 1939 года действие немецкого декрета о наказании «за угрозу военной мощи немецкого народа» расширено на гражданских лиц. Наказание: смертная казнь, длительные сроки заключения, концлагерь. В то же время во Франции в 1939 году состоялась последняя казнь на гильотине.
Сегодня германские войска оккупировали Данию и вторглись в Норвегию. Из-за этого мы работали как проклятые, поскольку все эти «сюрпризы» должны оправдываться в глазах мировой общественности и происходит круговой обмен меморандумами относительно того, как лучше это сделать.
9 апреля
В апреле нацистами создан лагерь Аушвиц (Освенцим) на территории Польши.
Теперь и Татьяна захворала. Она вернулась из бюро уже к полудню, после продолжительного интервью в Гестапо (где интересуются нашей перепиской с Римом) и немедленно слегла. Наши бюро постоянно звонят — озабоченные, взволнованные, раздражённые.
11 апреля
Вербное Воскресение. Сегодня мы отправились с полуофициальным визитом к Кире, супруге принца Луи-Фердинанда Прусского. Он старший сын бывшего кронпринца, а она вторая дочь Великого князя Кирилла Владимировича, одного из немногих уцелевших членов семьи Романовых, который теперь является главой Российского Императорского дома. У них двое маленьких детей.
20 апреля
Великая княжна Кира Кирилловна — младшая дочь великого князя Кирилла Владимировича и великой княгини Виктории Фёдоровны. Луи Фердинанд Прусский — глава прусского королевского дома Гогенцоллернов, внук кайзера Вильгельма.
У Мама тромбоз ноги. Это очень тревожно. Мы довольно усердно постимся. Наша православная церковь разрешает нам этого не делать в военное время из-за всеобщего недоедания. Но мы едим всё равно мало, ибо стремимся сэкономить возможно большее число талонов.
22 апреля
Мы так добросовестно постимся, что совсем оголодали.
26 апреля
Русская Пасха. Мы поехали в Потсдам и наткнулись на отца Бурхарда Прусского, князя Оскара, одного из сыновей бывшего кайзера — пожилого господина в великолепном красно-золотом мундире. Нам удалось сделать настоящую русскую пасху, чем мы очень гордимся, ведь продукты для неё так трудно достать. Вкусно необыкновенно.
28 апреля
Оскар Карл Густав Адольф — принц Прусский. Противник национал-социализма. К началу войны имел звание генерал-майора, однако под давлением Гитлера подал в отставку. Его старший сын Оскар убит в начале войны в Польше.
Чемберлен объявил, что британцы оставляют Норвегию. Здесь это неожиданное отступление всех поразило. Многие немцы все еще втайне восхищаются англичанами.
3 мая
Ужин бестолковый: булочки, простокваша, подогретый чай и джем. Простокваша продаётся без карточек, и когда мы питаемся дома, она составляет наше главное блюдо, иногда дополняемое сваренной на воде овсяной кашей. Нам позволена одна банка джема в месяц на человека. Татьяна предлагает вешать над столом надписи: «завтрак», «обед» и «ужин», поскольку меню не меняется. Я подружилась с голландским молочником, который время от времени придерживал для меня бутылку молока, оставшуюся от запаса для «будущих матерей». К сожалению, он возвращается к себе в Голландию. Иногда я просто прихожу в отчаяние: после работы приходится выстаивать очередь за каким-нибудь кусочком сыра в палец толщиной. Но люди в магазинах по-прежнему дружелюбны и ещё воспринимают всё это с улыбкой.
7 мая
Велосипедисты и пешеходы перед магазином на одной из берлинских улиц слушают радиопередачу о ходе войны.
Фото: ullstein bild/ullstein bild via Getty Images.
10 мая
Германия вступила в Бельгию и Голландию. А лишь вчера на вечеринке Нини де Витт держалась так, словно ничего не знала! Я позвонила Татьяне из министерства, и мы решили пообедать и всё обсудить. Новость ошеломляет, так как означает конец «странной войны».
Немцы бомбили Антверпен, а союзники — Фрайбург-им-Брайсгау. И там, и там было много жертв. Париж эвакуируют, Чемберлен подал в отставку, и Черчилль теперь премьер-министр. По-видимому, это уничтожает всякую надежду на заключение мира с союзниками. Вечером прощальный прием у Аттолико (отъезжающего итальянского посла). Все стоят с унылыми лицами.
Странная война — период с 3 сентября 1939 года по 10 мая 1940 года на Западном фронте, когда стороны не предпринимали активных военных действий на суше и в воздухе.
Леопольд, король бельгийцев, сдался. Элизалекс Байе-Латур рада: она считает, это может спасти жизнь многим бельгийцам. Прибыли письма от обоих мальчиков Клари. Полк Ронни взял в плен их юного двоюродного брата, француза. Альфи не знает, как сообщить об этом его семье. У него представления идеалиста-патриота девятнадцатого века; он плохо разбирается в реальностях сегодняшнего дня. Сегодня в кинохронике мы видели, как бомбят Роттердам. Зрелище ужасающее. Содрогаешься за Париж.
28 мая 1940
Элизабет Байе-Латур — супруга Анри де Байе-Латура, бельгийского аристократа, графа, третьего президента Международного олимпийского комитета.
С 27 мая по 2 июня состоялась операция по эвакуации 300 000 английских и части французских войск из Дюнкерка.