Мария
Васильчикова

Берлинский дневник
зима—весна 1940, лето 1940—лето 1941
другие дневники: Париж, Шартр, Прованс
Вчера ходили по магазинам, так как был день выдачи жалованья. К концу месяца у нас не остаётся ни гроша. Мы вдвоём зарабатываем 450 марок, из которых 100 идут родным в Риме, 100 — на уплату долгов и 200 — на еду, транспорт и т. п. Остаётся около 50 марок на личные нужды, одежду, почтовые расходы и т. п. Но на этот раз я кое-что скопила и смогла купить платье, которое примерила ещё несколько месяцев назад. Приходилось откладывать ещё и талоны на одежду, но в магазине у меня забыли их спросить! Вечером принимала ванну. Ванны теперь лимитируются, так что брать ванну — целое событие.
2 июня 1940
Сегодня в первый раз бомбили Париж. Немцы официально объявили свои потери: 10 тыс. убитых, 8 тыс. пропавших без вести и, вероятно, также погибших. Взято в плен 1200 тыс. солдат и офицеров союзников.
3 июня
13 июня
Ходила с Ц.-Ц. Пфулем в театр на «Фиеско» с Густафом Грюнгенсом. Билетов не достать, они всегда распроданы или забронированы для находящихся в отпуске военнослужащих. После спектакля перекусили в ресторанчике и поговорили о войне. Ц.-Ц. — а он умён — говорит, что это надолго, и в целом настроен пессимистически.
Gustaf Gründgens / IMAGNO / Austri
Густаф Грюндгенс — немецкий актёр, режиссёр. Используя своё положение, оказывал помощь многим противникам режима.
В Париже Зинаида Гиппиус тратит последние деньги на цветы и обеды, корсет и покупку чулок. В СССР такими маленькими радостями стали редкие или запрещенные книги и музыкальные пластинки.
Париж пал.
Странно, какая здесь
вялая реакция.
14 июня
В последние дни почти не спала. Ходят слухи, что литовский президент Сметона и большая часть министров его кабинета бежали, перейдя германскую границу. Только что позвонил Альберт Эльц и сообщил, что маршал Петен капитулировал от имени Франции. Французский кабинет, похоже, разбежался кто куда. Всё это, после каких-нибудь двух месяцев военных действий, кажется невероятным!
17 июня
18 июня Шарль де Голль из Лондона обратился по BBC ко всем французам с призывом к созданию французского Сопротивления.
Ужин с раками у Ц.-Ц. Пфуля с Луизой Вельчек и Бурхардом Прусским; последний привёз нас домой на своей машине, что строго запрещено. Мы как раз ложились спать, когда завыли сирены воздушной тревоги. Уселись на лестнице и стали беседовать с привратником, который одновременно является и уполномоченным гражданской обороны. Позже узнали, что бомбили в районе Потсдама, на Берлин ни одна бомба не упала.
21 июня
Зенитные орудия в Берлине начали устанавливать ещё в августе 1939 года.
Ходила с Татьяной в Гестапо, где нас принимал на редкость омерзительный тип. Наше юридическое положение осложняется. С точки зрения немцев, наши литовские паспорта больше не годны, так как Советы аннексировали прибалтийские государства и требуют теперь, чтобы все прежние граждане этих государств брали советское гражданство. Мы, разумеется, этого делать не собираемся.
13 июля
В это время в СССР невозможно въехать в Ленинград без паспорта ленинградца, а русским эмигрантам во Франции из-за отсутствия французского паспорта отказывали в работе, выдаче противогаза и свободном передвижении, в т.ч. въезде в Париж.
Обед у Хорстманов. В первый раз после бала у чилийцев мы были в длинных платьях. Разговор шёл о противогазах. У нас противогазов нет, что вызвало удивление, так как прошёл слух, что в обломках недавно сбитого британского самолёта обнаружены газовые бомбы.
25 июля
Ночные налёты изматывают: спишь всего три-четыре часа. На следующей неделе мы едем в отпуск в Рейнланд к Хацфельдтам. Нас дразнят: нашли куда ехать «спасаться от бомб» — в Рейнскую область, но там в сельской местности пока относительно спокойно, а соседний Рур — главная мишень союзнических бомбардировщиков — далеко.
6 сентября
Пятого августа началась Битва за Британию и массивные немецкие авианалеты на английские города. В ответ британцы начали активные бомбардировки Берлина и окрестностей.
Снова налёт.
Всё проспала,
не слышала ни сирен,
ни бомб, ни отбоя.
9 сентября
27 сентября
Берлин. Застала Папá за завтраком. По его словам, налёты теперь каждую ночь. Объявили о подписании Пакта Трёх Держав: Германии, Италии и Японии.
Налёт. Поскольку мы живём на первом этаже, мы больше не спускаемся в подвал, и я оставалась в постели. Вообще теперь на подвалы не очень надеются. Несколько дней назад бомба попала в один дом поблизости, причём сбоку. Сам дом остался стоять, а в подвале разорвались трубы, и все, кто там был, утонули.
29 сентября
Из дневника Ирины Кнорринг: «Я сидела с закрытым окном и ровно ничего не слышала. Выли сирены. Взяла паспорт, инсулин. Прибежал Игорь, сошли вниз.
— Что же? Идём гулять?
— А к чёрту! У меня живот болит. Никто уже больше не ходит, даже Перрены».
Потсдамская площадь. Вход на станцию метро. 1940
В Лондоне погибла тётя Катя Голицына: бомба попала в автобус, на котором она ехала. Утром здесь, в Берлине, по ней, убитой немецкой бомбой, отслужили панихиду. Читаю пророчества Владимира Соловьева, что не слишком-то подбадривает.
10 октября
После работы поехала с Татьяной на машине Тино Солдати в деревню к Ц.-Ц. Пфулю. Сидели у камина, принимали ванну, отсыпались и старались забыть про бомбежки.
26 октября
С начала октября 1940 года в оккупированной Франции проводится пронацистская политика: евреям запрещается экономическая и политическая деятельность, а следом нефранцузские евреи вынуждены покинуть страну, в том числе часть вывезена в Германию.
Озеро Ванзее к западу от Берлина — любимое место отдыха горожан.
Ресторан под открытым небом. 1940
Итальянцы напали на Грецию. Гитлер встречается с Муссолини. На радио большой шум.
28 октября
Обедала с Татьяной, Паулом Меттернихом и Дики Эльцем у «Саварэна». Ели омары и прочие ненормированные «плутократические» деликатесы. Когда Татьяна приходит домой, проведя с Паулом весь вечер, он обычно звонит ей посреди ночи и они болтают без перерыва. К счастью, у телефона длинный провод, так что я могу выгнать её в гостиную, иначе я глаз бы не смогла сомкнуть.
27 ноября
Пауль Меттерних — последний князь древнего рода Меттернихов, будущий муж Татьяны Васильчиковой, сестры Марии.
http://www.kajuta.net/node/2124
Рихард Эльце — один из крупнейших немецких художников-сюрреалистов.
Греки вышвыривают итальянцев из Албании. Итальянцы ещё удерживают Дураццо и Валону. Последний берлинский анекдот: французы вывесили на Ривьере объявление: «Греки, стойте! Здесь уже Франция».
2 декабря
8 декабря
Обедала в отеле «Адлон» с Татьяной, Паулом Меттернихом и четой Оярсабал (из испанского посольства). Мы надеялись вкусно поесть, но оказалось, что сегодня Eintopftag [«день одного блюда»], в который все рестораны обязаны подавать одну и ту же безвкусную похлебку. Мы поехали к Ц.-Ц. Пфулю сильно раздражённые.
Адам Тротт предложил, чтобы я перешла на работу к нему в АА в качестве личного секретаря. Атмосфера в АА гораздо более подходящая, чем у нас в ДД. Большинство его коллег провели часть жизни за границей и видели не один лишь «Третий рейх».


Список блюд, подаваемых в служебной столовой:
Понедельник — красная капуста с мясным соусом. Вторник — треска в горчичном соусе. Среда — пирожки с каменной рыбой (на вкус такие же, как на слух). Четверг — ассорти из овощей (красная капуста, белая капуста, картошка). Пятница — моллюски в винном соусе (расхватывают мгновенно). Десерт всю неделю: ванильный пудинг с малиновой подливкой.
18 декабря
Фридрих Адам фон Тротт цу Зольц — советник министерства иностранных дел, сотрудник Абвера, участник заговора против Гитлера.
1941
Берлин. Подала заявление об уходе из ДД. Меня согласились отпустить при условии, что я найду себе замену. Это может оказаться не так легко.
2 января
Русское Рождество.
Ходили вчера к вечерне. Чудесно.
7 января
Ходила с Татьяной в церковь, потом долго гуляли. Осматривали новые посольства в Тиргартене; они выстроены в том претенциозном монументальном стиле, который так характерен для нового нацистского Берлина. Всё в мраморе и колоннах, они выглядят ненормально огромными, совершенно нечеловеческих масштабов. Начали даже строить новое британское посольство, так как считается, что старое, возле Бранденбургских ворот, слишком мало. Неужели они в самом деле верят, что Англия когда-нибудь сдастся?
26 января
Паул Меттерних, Йозиас Ранцау, Татьяна и я обедали у «Хорхера» и просто объелись. Это лучший ресторан в городе, и там знать не желают никаких продовольственных карточек.
27 февраля
Озеро Грюневальд, 1940
У нас накопилось немного денег, и мы подумываем поехать в отпуск в Италию. Было бы замечательно увидеться с родными. Паул Меттерних поехал в Кицбюль кататься на лыжах. Сейчас многие разъехались по лыжным курортам, и жизнь в Берлине попритихла. Судя по всему, надвигается кризис с Сербией.
6 марта
8 марта в СССР Политбюро принимает решение об организации учебных сборов в мае-июне 1941 года и соответствующем призыве почти миллиона военнообязанных.
6 апреля
Утром германская армия вторглась в Югославию и Грецию.
Райнфельд. Снова ездила верхом с Готфридом Бисмарком, а потом мы охотились на оленей. Сегодня взят Белград; Хорватия объявила себя независимой.
12 апреля
утвержден секретный протокол по плану нападения на СССР
Инее Вельчек работает в качестве Land-jahr-Mädchen у Ханны фон Бредов в Потсдаме. Ханна — сестра Бисмарков, у нее восьмеро детей. За троими самыми маленькими присматривает Инее. Умывает, одевает и водит в школу. Ей повезло: могла бы работать в поле или доить коров. Сегодня мы отмечали день её рождения в «Ателье».
23 апреля
Основные занятия женщины в Германии — сельское хозяйство, домашнее хозяйство и рождение детей. При этом в Берлине допускается работа женщин в качестве переводчиц, машинисток. В СССР поощряется освоение женщинами мужских профессий, негласно порицается домохозяйство. Во Франции для женщин открыты сферы журналистики, перевода, преподавания.
Мы постепенно перестаём ходить на большие приемы и видимся в основном с одними и теми же людьми в их собственных, довольно тесных жилищах. Ночью опять был налёт. Наша квартира находится недалеко от бункера Цоо, только что построенного из толстенного бетона. Он высокий и весь ощетинился зенитными орудиями; считается, что это самое надежное бомбоубежище в этой части города. Когда зенитки начинают стрелять, дрожит земля, и даже у нас в квартире стоит нестерпимый грохот.
25 апреля
Служащие Рейхсбанка устраивают перерыв на крыше здания. Май 1941. Фото: Reinke/Dephot/ullstein bild via Getty Images
Ходила примерять шляпки. Теперь на любую одежду нужны карточки, а на головные уборы — нет, так что шляпки приобрели особое значение. Мы развлекаемся, приобретая их, и накопили уже порядочное число. Они позволяют хоть немного разнообразить внешний вид.
12 мая
Паул Меттерних отозван обратно в Берлин, где будет работать в ОКБ; нам от этого спокойнее. Говорят, на русской границе сосредоточиваются всё новые и новые силы. Почти всех знакомых мужчин переводят с запада на восток. Это означает только одно.
24 мая
В это время в СССР начинается программа депортации с западных приграничных (присоединенных) территорий.
Сидела дома: стирала, гладила, штопала и тому подобное. На это уходит масса времени, а отдать некуда. Настоящего мыла нет и в помине, приходится пользоваться вонючими синтетическими эрзацами, и те выдаются только по карточкам.
30 мая
Звонил Адам Тротт. Он один из немногих знакомых мне мужчин, кто любит подолгу говорить по телефону. Он приготовил мне какую-то работу, «которая меня отвлечёт от всего прочего» — то есть, очевидно, от войны с Россией, которая, похоже, на носу.
20 июня
21 июня немцы устанавливают минные поля в Финском заливе для блокады балтийского флота.
Германская армия ведёт наступление на всём протяжении восточной границы. Хако Чернин разбудил меня на рассвете, чтобы сообщить эту новость. Начинается новая фаза войны. Мы знали, что это сбудется. И всё же мы потрясены!
22 июня 1941